Translate

четверг, 12 июня 2014 г.

Это был Никос Годас, Игрок Олимпиакоса



13/10/1944 Праздник был устроен накануне на улицах Афин, немецкая армия продолжала покидать столицу страны. Но в тоже время в Пиреях Народно-освободительная армия Греции (ЭЛАС-ЭАМ) участвует в одном из важных боев против оккупантов. Целью бойцов ЭЛАС-ЭАМ было спасение портовых сооружений, электроснабжающей компании (ΠΑΟΥΕΡ) и других предприятий. Если вы уничтожите электроснабжающую станцию, единственный источник электроэнергии, то в Афинах и Пиреях в течение нескольких месяцев будет темно. В течение долгого времени не будут работать заводы и порты в тоже время не будет работать метро и трамваи по маршруту Афины-Пирей.


Во время оккупации немцы развернули войска в этих стратегических районах, ловушки были во всех ключевых точках, основные здания Пирей были начинены взрывчаткой, так что нажатие кнопки должно было привести к взрыву с неисчислимым ущербом и жертвами. Провода были проведенены оккупационными войсками вдоль улицы Одиссея (οδό Οδυσσέως). Сначала войскам ЭЛАС-ЭАМ удалось обрезать провода детонаторов по улице Второй дивизии (οδό 2ας Μεραρχίας) и в других местах. Защита района осуществлялась одним из четырех батальонов ЭЛАС-ЭАМ в Пиреях. За день до 12 октября весь батальон был начеку. Батальон занял боевые позиции вокруг и внутри электростанции.  13 октября на рассвете немцы взорвали заправку Shell и направились по дороге к электростанции. Они приехали, вышли из грузовика и подошли ко входу на станцию. В этот момент они попали под обстрел внутри станции. Сражение было трудным, длилось два с половиной часа. Победа в итоге была за ЭЛАС-ЭАМ. Электростанция была спасена. Среди батальонов, которые участвовали в бою, была отобрана пятая рота ЭЛАС-ЭАМ. Командующим был великий футболист. Нападающий Олимпиакоса,  капитан Никос Годас.



Никос Годас родился в 1921 году в городе Айвалык, катастрофа в Малой Азии вынудила его вместе с семьей отправится сначала в Митилини, затем на Крит и, наконец, они остались жить в Коккина (прим. -старое название района Афин Никея). Ник, как и все его сверстники, испытывал маленькую радость от наблюдения за игрой с мячом, которая помогала ему на мгновение забыть те трудности с которыми он сталкивался ежедневно. Хотя он был маленьким, талант сразу проявился и он начал играть в футбол в местной команде Коккины. За несколько лет до войны его родители открыли на первом этаже таверну "Арапакья". Успех этой таверны был настолько велик, что звезды того времени, бывавшие здесь, спели о ресторане несколько песен.

Посреди войны, во времена оккупации Годас попадает в Олимпиакос, который был его большой любовью, но в тоже время он участвует в войсках сопротивления в 5ом батальоне ЭЛАС-ЭАМ в Коккине и присутствует на всех мероприятиях борьбы за свободу и социальные перемены.

В 1942 году он является ключевым полузащитником Олимпиакоса, который забивает при победе Олимпиакоса над Этникос 4-0 и тоже самое делает в игре с Аполлоном. В мае 1943 года он выходит как ключевой игрок основного состава Олимпиакоса на финал турнира против Панатинаикоса, организованного муниципалитетом города Пиреи. В декабре того же года он становится главным героем в финале Кубка Рождества, где Олимпиакос побеждает Панатинаикос 5-2.

Но Годас является ключевым и в борьбе за свободу. Помимо битвы за электростанцию он также командовал батальоном в бою на улице 7 Марта 1944 года (7ης Μαρτίου το 1944). В декабре 1944 года враг изменился и Годас уже сражался с британцами на кладбище Воскресения в Пиреях. Как рассказывал годами позже Стаматис Скуртис, напарник Годаса и лейтенант: "Товарищ лейтенант из всех остальных бойцов ЭЛАС является наиболее почитаемым. Те из нас кому посчастливится погибнуть в сражениях будут похоронены с почестями в обычных могилах".

Отряд Никоса разгромлен и перейдя гору Тимфристос сдается 36-ому пехотному полку. В начале 1945 году после подписания Договора в Варкизе по амнистии партизан ЭЛАС-ЭАМ Никос заболевает пневманией и возвращается в Афины, где его арестовывают. Один "доброжелатель" помогал органам прокуратуры в их деятельности. Его отвезли сначала в тюрьму на остров Эгина (где он играл в футбольной команде с заключенными), а затем изолирован в тюрьму Керкиры.

Его судьба предопределена: смерть.
Лишь это стало ему известно тогда.

Однако совесть нельзя сломить, тем более когда в тюрьму стали проникать слухи о том, что правительство вынуждено идти на компромисс с руководством повстанцев.

Годас находился 3 года в тюрьме так и не написав заявление о раскаянии, которое могло бы его спасти. "Турне" по тюрьмам только начиналось. Тюрьмы в Аверофе, Эгине, Керкире. Осужденные Стаматис Скуртис и Спирос Андреадис спаслись благодаря вмешательству ООН в 1949 году категорично заявляют в книге "На рассвете" о том, что руководство Олимпиакоса не было заинтересованно в спасении Годаса.

Заключение в тюрьме Керкиры. Годас вместе с другими жителями Пирей Луварисом и Кофадакисом даже непосредственно перед казнью планировали как улучшат команду, выйдя из тюрьмы. Друзья помнят как всякий раз, когда по радио передавали футбол они покидали остальных, чтобы послушать игру. Когда веселились, когда злились, когда грустили.

19 ноября, воскресенье, дождь льет ручьем. Луварис и два его напарника промокли до нитки.”Никос представь, что нас выведут в такой дождь”.
“Я бы не хотел этого”.
“Почему?”
"Казнь заканчивается быстро и не дает возможности встретиться с палачом лицом к лицу. Когда идет дождь вы не можете открыть глаза, вода течет и вы ничего видите, все равно что специально закрыть глаза. Я хочу, чтобы это было летом и иметь возможность смотреть ему в глаза, чтобы видеть насколько уверенно он чувствует себя во время убийства".

Так описал свои воспоминания о Никосе Годасе товарищ и такой же заключенный на острове Корфу Стаматис Скуртис, особенно отмечая: “Никос попросил казнить его в красно-белой рубашке на голое тело и белых шортах. И это было естественно для коммуниста из Олимпиакоса.

“Мы выиграли. Да здравствуют чемпионы социализма. Да здравствуют мои товарищи по команде”,- это были последние слова Никоса, когда его вывели из тюрьмы на казнь в гавани Керкиры на острове Лазарето.

В своей книге "На рассвете" Стаматис Скуртис (ныне генеральный секретарь Ассоциации вынужденных заключенных Керкиры) описывает это следующим образом:
"Солнце появляется из-за гор и не знаю, что является более красным: рубашка, которую носил Никос с белыми полосками красными от крови или это солнце? Семья Никоса передала мне его слова из некоторых последних писем, в то время как решение о казни объявлялось заключенным вечером перед исполнением:

“Я хочу, чтобы вы жили лучше. Я умираю ради моей страны и моих идеалов. Если у вас будет сын назовите его в мою честь”.

Никос Годас был настоящим героем, человеком попавшим на высшие ступени пантеона красной истории до последнего вздоха преданного идеям, которые его вдохновляли в его короткой жизни, жизни в течении 30 лет.

Из книги "Религия без атеистов" Н.Буйопулоса и Д.Милака



Комментариев нет:

Отправить комментарий